Инфекционные заболевания что это? Не так много времени прошло с тех пор, когда смерть от инфекционных заболеваний на первом году жизни была удручающе частым явлением, а в слабораз­витых регионах мира ситуация и по сей день не изме­нилась. К счастью, современная медицина совершенно изменила эту картину в западноевропейском обществе. Антибиотики, которые стали повсеместно использо­ваться в сороковых годах нашего столетия, совершили революцию в области лечения инфекционных заболе­ваний у грудных детей; также существенно расшири­лась информация о том, как вообще бороться с инфек­ционными заболеваниями.

Смертность среди грудных детей, то есть уровень смертности детей до года, составляет теперь десятую часть прежнего показателя, а инфекционные заболева­ния, которые раньше были основной причиной дет­ской смертности, теперь занимают в списке более низ­кие позиции.

Всеобщая иммунизация, обязательная в Великоб­ритании по закону, предотвратила страшные эпиде­мии. После появления в 1950 году вакцины от поли­омиелита, прежде наводившего ужас и ежегодно кале­чившего и уносившего жизни тысяч детей, он стал болезнью прошлого. Корь, которую еще несколько лет назад практически распознавали с первого взгляда, стала настолько редкой, что сегодняшние студенты ме­дицинских университетов не способны поставить этот диагноз. Послеродовое наблюдение, стерилизация ис­кусственного молока, детские смеси и технологичес­кий прогресс в области лечения остановили распро­странение и снизили тяжесть инфекционных заболева­ний у новорожденных.

Но для некоторых групп грудных детей инфекции сопряжены с особым риском. Организм некоторых детей не может вырабатывать антитела, у других име­ются хронические заболевания, такие, как кистозный фиброз, а недоношенные дети особенно восприимчивы к инфекциям в первые недели.

Вскоре после рождения в организме ребенка начи­нают скапливаться микроорганизмы, естественная флора, которые образуют безобидные колонии бакте­рий на коже ребенка, во рту, в глотке и в кишечнике. Здоровый человек в состоянии сожительствовать с этим полчищем совершенно обычных бактерий, если только они не начнут слишком стремительно размно­жаться и не попадут в те части тела, где им находиться не положено. У всех нас есть естественная флора. Сле­дует, конечно, отличать эти бактерии от менее обыч­ных и гораздо более опасных, которых мы относим к классу болезнетворных, так как они могут вызвать за­болевание, и мы стараемся защитить от них ребенка, укрепляя его иммунитет.

Кистозный фиброз (муковисцидоз) является на­следственным заболеванием, причина возникновения которого неизвестна; встречается примерно в одном случае из двух тысяч. Это общее нарушение в работе желез организма, которые вырабатывают ненормаль­ные клетки, что проявляется в чрезмерном потоотделе­нии, непроходимости кишечника и осложнениях орга­нов дыхания. Поджелудочная железа, расположенная рядом с печенью, поражается в 80% случаев, что делает невозможным нормальное пищеварение и усвоение жиров и приводит к недостаточному питанию организ­ма, отчего у ребенка не происходит прибавки в весе. Часто заканчивается летально; средняя продолжитель­ность жизни — двенадцать-шестнадцать лет; риск по­вторения заболевания у ребенка того же пола 1:4.

Запас антител у новорожденного ребенка больше, чем у матери. Ребенок получает сравнительно больше антител, борющихся с вирусными инфекциями, и мень­ше тех, что борются с некоторыми видами бактериаль­ных инфекций. Когда та или иная бактерия твердо удерживает свои позиции, обычно обнаруживается, что против нее ребенок не получил достаточно антител. Если угодно, бухгалтерия природы, похоже, допустила просчет. Конечно, если сама мать не имеет антител оп­ределенного типа, она не может передать их своему ре­бенку. Например, ребенок матери, переболевшей корью или привитой от этого заболевания, рождается с запа­сом антител, которые будут защищать его в первые четыре-шесть месяцев. Ребенок же, рожденный матерью, которая никогда не болела корью и не была привита, восприимчив к этому заболеванию с самого рождения.

Запас антител новорожденного постепенно снижа­ется, и к концу четвертого-шестого месяца остается лишь очень небольшое количество, которое будет бо­роться с инфекцией следующие четыре-пять месяцев. В возрасте примерно трех месяцев у ребенка начинается выработка тех же антител, которые он получил от мате­ри, а к возрасту трех-четырех лет выработка антител до­стигнет нормального уровня. Таким образом, если ре­бенок вступает в контакт со знакомыми или незнако­мыми бактериями, находящимися в окружающей среде, его организм вырабатывает собственные антитела.

Некоторые из этих инфекций очень легкие, и пото­му не наблюдается никаких симптомов, несмотря на то, что антитела вырабатываются. Против тех опасных бактерий, от которых ребенок не защищен, поскольку получил от матери мало или вообще не получил анти­тел, требуется иммунизация. Хороший пример — кок­люш, или спастический кашель. Прививка от коклю­ша, дифтерии и столбняка, которую ребенку делают в одно из первых посещений педиатра, стимулирует вы­работку антител против этих микроорганизмов. Если не провести иммунизацию ребенка, он будет уязвим для инфекционных заболеваний и не будет достаточно вооружен для борьбы с ними. Некоторые антитела, такие, как антитела против кори, остаются в организме в течение девяти-десяти месяцев и на протяжении этого периода обеспечивают иммунитет. По этой при­чине прививка от кори часто откладывается до того времени, когда количество материнских антител упадет до определенного уровня.

Когда ребенок может заразиться? Во-первых, это может произойти в дородовой период, когда ребенок еще находится в утробе матери, а во-вторых, во время или после родов. Давно известно о возможности внут­риутробного заражения до разрыва околоплодных обо­лочек. В этих случаях инфекция проникает через пла­центу из системы кровоснабжения матери в кровоток ребенка.

Классический пример такого рода передачи инфек­ции от матери к ребенку — это, конечно, сифилис. Несмотря на то что это заболевание стало довольно редким, отмечается некоторое увеличение случаев за­ражения. Другое заболевание, передающееся матерью ребенку во внутриутробный период жизни, — это брюшной тиф. Но большинство заразных бактериаль­ных заболеваний надежно контролируется.

Заражение инфекционными заболеваниями во время внутриутробного развития оказалось в центре внимания в конце Второй мировой войны, когда выяс­нилось, что вирус краснухи может повреждать плод в первые несколько недель беременности. Значительное количество детей, чьи матери заразились краснухой в первые три месяца беременности, может заражаться этим заболеванием. У самих матерей симптомы могут не проявляться.

Плод также может быть атакован цитомегаловирусом во второй половине беременности. Заражение может происходить через плаценту, а возможно, при прохождении ребенка в процессе родов через поражен­ную шейку матки. Как и в случае краснухи, заражен­ный ребенок может вырабатывать вирус в течение мно­гих месяцев после рождения и являться источником инфекции для других. Ребенок в утробе матери также уязвим для микроорганизмов, один из которых — воз­будитель токсоплазмоза.

После рождения ребенка инфекция из амниотичес­кой жидкости и околоплодных оболочек может прямо передаться ребенку. Это может произойти, если обо­лочки лопнули, а родовая деятельность не началась. Вот почему так важно, чтобы в роддоме знали, что у вас произошел разрыв оболочек, и могли посоветовать, когда приехать в роддом. Во многих отделениях при­держиваются различных мнений относительно того, как долго следует ждать начала родовой деятельности после разрыва оболочек. Обычно через несколько часов после отхода вод начинаются схватки и роды. Но все же случается, что ничего не происходит. Принято считать, что, если через шесть часов после внезапного разрыва оболочек схватки не начались, стоит предпри­нять стимуляцию родовой деятельности внутривенным вливанием окситоцина. Причина этого в том, что чем больше пройдет времени с момента разрыва около­плодных оболочек, тем больше у микроорганизмов воз­можности проникнуть в матку. Обычно берется мазок и иногда прописываются антибиотики, но только если роды не начались через двенадцать часов после разрыва оболочек.

Стоит в очередной раз подчеркнуть, что в каждом роддоме, в каждой клинике и у каждого гинеколога и акушера своя схема действий. Тем не менее сегодня в каждом роддоме врачами-акушерами делаются записи о принятии родов, с тем чтобы зафиксировать последо­вательность действий в определенных обстоятельствах. Ведение этих записей должно быть продолжено, так как они позволяют в процессе принятия решения опи­раться на самые высокие образцы, зафиксированные в них.

Инфицирование во время родов раньше случалось очень часто, но меры предосторожности, принимаемые современными акушерами, существенно снизили риск заражения. Большинство детей появляются на свет в родильных палатах в стерильных условиях, а затем перевозятся в детскую комнату, где девиз — абсолют­ная чистота; здесь их купают в антисептических раство­рах и обрабатывают пуповину химическими вещества­ми, чтобы снизить рост болезнетворных бактерий.

После выписки из роддома ребенок оказывается в совершенно иной ситуации. Все семьи подвержены ин­фекционным заболеваниям, которые могут передаться ребенку, но, к счастью, большинство этих заболеваний не дает повода для серьезного беспокойства. Вызывае­мая вирусом простуда, воспаление горла, диарея и так далее встречаются часто, и ребенок, только что при­бывший из роддома, не защищен от этих недугов, но по не вполне понятным причинам в первые несколько ме­сяцев жизни эти заболевания вызывают гораздо более легкие симптомы.

Новорожденные дети подвержены инфекциям мо­чевыделительной системы, болезням органов дыхания, кожному менингиту или кожным инфекциям. Другими словами, они подвержены тем же видам инфекцион­ных заболеваний, что и взрослые. Разница заключается в скорости, с которой заболевание распространяется у новорожденного. В результате болезнь, которая легко излечивается у ребенка постарше и у взрослых, обычно вызывает больше опасений, если пациентом является грудной ребенок. Врач более склонен госпитализиро­вать грудного ребенка с инфекцией мочевых путей, тя­желой диареей или высокой температурой без каких- либо особых симптомов. Многие инфекции, даже очень опасные, могут вызывать у новорожденного не­специфические симптомы.

Иногда инфекция может быть обнаружена в крово­токе; это заболевание известно как сепсис; случается крайне редко. Другая возможная мишень для инфек­ции — это культя пуповины, которая отрезана от кро­вотока и недостаточно защищена, чтобы выдержать на­ступление бактерий. Это воспаление, вызывающее большую озабоченность в низкоразвитых странах, на­зывается омфалит. Надлежащий уход за пуповиной обязательно обеспечивается в родильных домах, а са­нитарные условия существенно снизили частоту воз­никновения этого воспаления.

читайте ещё

Поделиться с друзьями

Всё о беременности

МЫ В КОНТАКТЕ

МЫ В ОДНОКЛАССНИКАХ